Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Я

Консерватизм vs либерализм и социализм

«Я работаю по 8 часов в день, а паразит-капиталист просто владеет станком», — говорит коммунист, и на периоде в 1 месяц он полностью прав. «Капиталист потратил на покупку станка ресурсы, которые эквивалентны 8 тысячам твоих рабочих часов», — возражает либерал, и на периоде в 10 лет это не менее верно. Разные горизонты планирования не позволяют коммунисту и либералу понять друг друга."

А либерал говорит потом: "Капиталист потратил на покупку станка огромные ресурсы и дал работу людям, а проклятое государство обирает его налогами и не даёт развиваться!"

Макаренко забыл консерваторов. Как раз они планируют уже не на месяцы, как условные коммунисты, и не на десятилетия, как условные либералы, а на века, и строят государства и Империи. Говоря, возражая либералам: "Государство потратило ресурсы эквивалентные стоимости 8 тысяч станков на создание условий, чтобы капиталист смог спокойно купить свой станок и безопасно владеть им, а рабочий на нём спокойно работать и безопасно жить на заработанное".

Поэтому коммунисты и либералы друг друга понимают гораздо лучше чем консерваторов.

Я

Демократия


Идеальная система демократии, частично преодолевающая те её проблемы, на которые указывали ещё Платон и Аристотель, это, по-моему, строгое ранжирование "веса" голоса отдельного гражданина, или "количество голосов" у каждого отдельного гражданина. Действительно, абсурдная ситуация, когда алкаш с неполным средним образованием и академик с нобелевской премией, 18-летний недоросль на папиной тачке со шлюхой, коксом и триппером и 30-летний отец семейства с заработанным своим трудом коттеджем, успешным бизнесом и разрядом ГТО, и т.п., имеют одинаковое влияние на исход голосования.

Условно: по достижению 25 лет (получение права голосовать в 18 лет, когда человек ещё не закончил с подростково-юношеским "беснованием", и чаще всего не способен к строго рациональному и критическому мышлению, и ещё не избавился от крайностей максимализма и экстремизма в суждениях - это глупо и опасно для общества; 25 лет - это рубеж перехода к зрелости) каждый получает 1 голос, и потом каждые следующие 25 лет жизни добавляется по 1 голосу. Кроме того - женился +1 голос, рождение каждого ребёнка +1 голос, купил квартиру/дом +1 голос, плюс голоса за каждое высшее образование, учёную степень, государственную награду (за медаль 1 голос, за орден 2, за высшие ордена, высшие орденские степени и звания 3); ну и так далее. Так же, конечно, аналогичная отрицательная система снятия голосов - развёлся -1 голос, получил судимость - минус голоса по количеству в зависимости от тяжести проступка и т.п.

Увы, это довольно сложно реализовать, но это было бы, полагаю, наилучшим решением целого ряда очевидных негативных черт демократии.

П.С.

Я

Коммунистический фараон


Уже после 1924 Сталин имел власть бОльшую чем кто-либо иной в СССР. После 1929 эта власть стала вполне "полновластной", почти абсолютной. А после 1937 как у египетского фараона, а по сути больше (фараоны хоть на жрецов оглядывались).

Это, в частности, к мифу тех сталинистов которые считающих себя "русскими" патриотами и судорожно подыскивающих оправдания откровенно русофобским действиям Сталина, вроде насильственной украинизации русских Малороссии, выделение из РСФСР среднеазиатских республик и создания на русских землях Казахстана и пр. (всё это было сделано в 30-е), что, де, он "не мог", "он не решал всего", "враги мешали" и пр.

П.С.
Сергей Худиев: "Всегда считал тов.Сталина большим злодеем - но безусловно сильным и могущественным лидером. Чтобы считать его жалким ничтожеством нужен настоящий сталинист".

Я

Наука и преподавание

FoliumValueEducationHumanitiesDinosaurMID.jpg

Когда был во Франции, там, в Реймском университете, рассказывали, что у них идёт чёткое разделение - преподаватель/исследователь; и одно на другое не влияет - первый специализируется на преподавании и чистой наукой занимается постольку поскольку, факультативно, а второй специализируется на научных исследованиях и преподаёт только по случаю, вроде каких-нибудь особых спецкурсов или показательных лекций.

По-моему это наилучшая система. А не как у нас, когда загруженного преподавательской работой препода требуют кровь из носа столько-то статей, научных грантов и т.п. в учётный сезон выдать и пр., и наоборот, вешают на занятого исследованиями учёного сотни аудиторных часов.

И, кстати, эта ещё система рейтингов и индексов цитирования, которой сейчас всех просто задавили. Это плохо - во-первых, это фактически профанирует науку, особенно некоторые научные отрасли, которые по природе своей не имеют обширных публикаций (вроде какой-нить аналитической геометрии), и, во-вторых, это особенно плохо для российской науки, т.к. вся система рейтингов жёстко завязана на Запад и на англоязычную науку (все основные рейтинги западные, типа Скопус, Веб Оф Сциенс и т.п., и у нас, для настоящего академического продвижения, требуют цитируемость именно в западных рейтингах, а РИНЦ так, с боку припёка), что особенно катастрофично для русской гуманитарной науки.

Я

Гоша + Катя =


Про Гошу из фильма "Москва слезам не верит".

Почему, спрашивают, такая успешная женщина как Катя на него бросилась? Да и вообще, по выходе фильма, именно Гоша стал секссимволом советских женщин эпохи развитого социализма.

Для позднесоветского времени, о котором и фильм, Гоша - это редкий образ вымирающего вида "настоящего мужика", способного на самостоятельные решения и волевые поступки, инициативного, трезвого, с руками растущими из нужных мест; русского мужика уже почти вытесненного из советской жизни советскими типами увязших в бессильных рефлексиях и фантазиях интеллигентов, в беспросветной бытовухе "доставания" мещан и в водке с домино пролетариев. Для того времени тип Гоши был чуть ли не идеальным образом мужчины; потому Катя и бросилась, потому миллионы советских женщин и увидели в этом киногерое "того самого".

По нынешним временам (как и по временам до 60-х, когда ещё сохранялись дореволюционные, недобитые и недоперевоспитанные советской системой, типы русского мужчины) он выглядит уже немного аляповато, но для 70-х - 80-х на общем фоне в нём было что-то настоящее, мужское.