Константин Белик (konstantinus_a) wrote,
Константин Белик
konstantinus_a

Category:

Роман Злотников о Маннергейме



О Маннергейме
Шестнадцатого июня в Питере открыли мемориальную доску бывшему русскому генералу и финскому фельдмаршалу барону Карлу Густаву Эмилю Маннергейму. Это событие вызвало довольно большой общественный резонанс. Сразу после этого в интернете зазвучал хор голосов, обвиняющий инициаторов этого события в предательстве памяти погибших блокадников, в возвеличивании памяти убийцы красноармейцев, появились сравнения данного акта с тем, что твориться на Украине. Мол, всяких фашистских прихвостней начинают возвеличивать. Более того, спустя пару-тройку дней установленную мемориальную доску попытались осквернить, облив ее краской. После чего сразу же раздались голоса, что надо немедленно исправить «допущенную ошибку», демонтировав доску и выкинув произошедшее из памяти как нечто, что не бывало. Так как же к этому относиться?

Мое отношение к барону Маннергейму за время моей жизни прошло через несколько трансформаций. Сначала, в юности, я «как и весь советский народ», был твердо уверен в том, что фельдмаршал Маннергейм – непримиримый враг моей страны, вождь тех самых белофиннов с которыми мы воевали прямо перед самой Великой Отечественной войной. По их вине, естественно. А как же иначе? Следовательно, сволочи и гады. И этот самый Маннергейм – самая большая сволочь и есть.

Гораздо позже, когда у меня, наконец-то, начали более-менее работать мозги, и появился интерес к тому, чтобы не просто «веровать» во все, сказанное кем-то – учителями, старшими, властями и телекомментаторами, а действительно разбираться с тем, что есть черное, а что есть белое, это отношение стало потихоньку меняться. Я узнал, что мальчик, родившийся в глухой финской деревушке, население которой даже сегодня не превышает тысячи человек, прежде чем стать фельдмаршалом и главой «белофиннов», стал русским офицером, гвардейцем, кавалергардом. Он сделал очень многое для развития в России конного дела. Геройски участвовал в русско-японской войне. Во время одного из боев у него погиб ординарец, а под самим Маннергеймом был убит конь. Уже после окончания войны тогда еще полковник Маннергейм предпринял по заданию Главного штаба русской армии экспедицию в Китай, в которой проехал по бездорожью и самым глухим уголкам этой страны более четырнадцати тысяч километров верхом. Итогом экспедиции стали столь обширные исследования в различных областях – от географии и топографии до лингвистики, логистики и антропологии, что по возвращении из экспедиции барон был принят в почетные члены Русского географического общества. Он был личным другом генерала Брусилова (да-да, того самого, в честь которого назван знаменитый Брусиловский прорыв), приятельствовал с будущим «красным конником» Семеном Буденным и на дух не переносил будущего белогвардейского генерала Духонина. Геройски воевал в Первой мировой, получив за храбрость золотое Георгиевское оружие и став георгиевским кавалером.

Так что большую часть своей довольно долгой жизни барон Маннергейм служил именно России.

Революцию он не принял. Ни февральскую, ни октябрьскую. Впрочем, подобное было сложно ожидать от потомственного аристократа и монархиста, фанатичного имперского патриота и верного сторонника свергнутого Николая II. Достаточно сказать, что фотография убитого Императора стояла у него на столе до самого последнего дня. Даже во время советско-финской и второй мировой войн он, тогда уже фельдмаршал, категорически отказывался убирать со стола это изображение. Хотя ему пеняли на то, что это, мол, один из «извечных врагов» и типичный представитель угнетателей «свободолюбивого финского народа». И что держать на столе это фото – позор для любого «настоящего финна». Никаких знакомых ноток не улавливаете в подобных заявлениях?

Сделав все для отстаивания независимости Финляндии он в 1918 году со скандалом ушел в отставку. И знаете по какой причине? В знак протеста против навязанного ему правительством Финляндии немецкого руководства в формировании и обучении новой финской армии. Вот такой вот «немецкий прихвостень»…

Был ли он врагом СССР? Да, несомненно. И во время советско-финской войны, и во время Великой Отечественной войны он был главнокомандующим финской армии. И воевал умело и жестко. Так, как его и учили в русской императорской армии. Именно ему мы, во многом, обязаны крайне тяжелыми потерями в советско-финской. И девятистам тысячам погибших ленинградцев во время блокады. Но он воевал за свою страну. Которая, кстати, не случись революции, несомненно оставалась бы не только одной из провинций Российской империи, но и надежным тылом и базой снабжения для многомиллионного Санкт-Петербурга в любой мыслимой войне. А в нашей истории – стала еще одним фронтом, намертво замкнувшим кольцо смертельной блокады.

Но при этом я уверен, что конспирологические версии о том, что между Маннергеймом и Сталиными существовали договоренности насчет того, что финский главнокомандующий не даст немцам взять Ленинград, имеют под собой веские основания. Маннергейм был прекрасно осведомлен о планах Гитлера на этот город. Город его юности. Город, в котором жили близкие ему люди… Была ли причиной этому сентиментальность? Не знаю. Однако всем известен факт, что Киото, считавшийся едва ли не целью номер один планируемой атомной бомбардировки Японии, как крупнейший индустриальный центр страны, был вычеркнут из списка целей решением Военного министра США Генри Стимсоном, который провел в этом городе свой медовый месяц… А может фельдмаршал просто осознавал, что хоть русские и не начали эту войну, они ее точно закончат.

Как бы там ни было – я верю, что такая договоренность была. И вот почему. Фельдмаршал Маннергейм был верховным главнокомандующим финской армии во время обоих войн с СССР. Одним из виновников тяжелой блокады. Его именем была названа оборонительная линия на Карельском перешейке, прорыв которой стоил Красной армии тяжелейших потерь. По всем признакам он должен являться главным раздражителем руководства СССР со стороны Финляндии. По идее, по окончании войны ему вполне должна была светить скамья подсудимого на Нюрнбергском трибунале. Но! 4 августа 1944 года, в тот момент, когда финнами уже потеряны Выборг и Петрозаводск, и остатки финской армии с трудом отбиваются от советских солдат на последнем, куда более слабом, чем все предыдущие, рубеже обороны, за которым до самых Хельсинки нет уже больше ни одного дота или дзота, фельдмаршала барона Карла Маннергейма внезапно избирают Президентом Финляндии. Вот так – раз и Президент! Если не было никаких договоренностей, то этот поступок сродни тому, если бы во время боев где-нибудь на Зееловских высотах в Германии, в попытке остановить советское наступление, во главе государства становится Геринг. Или, скажем, Гимлер. Какие у них были бы шансы? А тут… Мне представляется, что в тот момент, когда неизбежность поражения в войне стала для финского истеблишмента абсолютно понятной, Маннергейма просто выдвинули вперед. Мол, договаривался о чем-то – вперед, действуй, воплощай договоренности в жизнь. И он-таки договорился. Именно поэтому, не смотря ни на что, Финляндия после второй мировой войны осталась не только независимой, но и не превратилась в «страну народной демократии»…

Причем, Президентом Маннергейм побыл всего чуть более полутора лет. Как только Финляндия закончила выполнение всех обязательств, принятых ею при заключении перемирия, включая суд над военными преступниками (список которых, кстати, фельдмаршал, как честный человек и офицер, осознающий свой долг и ответственность, подписать отказался, заявив: «Я не могу такого подписать. Могу только поставить свое имя первым в списке»), Маннергейм подает в отставку. Официально по болезни. Ага… Нет, на самом деле, проблемы со здоровьем у него, конечно, были. Вот только после своей отставки с поста Президента он прожил еще почти пять лет. Завел интрижку с графиней Гертруд Арко-Валлей, представительницей широко известной сейчас благодаря Голливуду семьи Валленбергов. Путешествовал по Европе. Написал мемуары. И, кстати писал он их в Швейцарии. А двадцать девятого октября тысяча девятьсот пятьдесят первого года, в швейцарской Лозанне бывший русский генерал и финский фельдмаршал барон Карл Густав Эмиль Маннергейм отошел в мир иной.

Как относиться к факту установки мемориальной доски этому человеку – каждый решает сам. Но я считаю, что барон Маннергейм, совершенно точно не относиться к тем людям, которых стоит продолжать ненавидеть даже мертвыми. А вот помянуть то хорошее, что он сделал для России – стоит.
(с) Роман Злотников
Источник - http://vk.com/officialzlotnikov
П.С.
Согласен практически полностью.
Моё мнение по вопросу - Про Маннергейма и не только.


Tags: Российская Империя, Россия, история, люди
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • День памяти павших во Второй Отечественной войне

    Украденная победа Сорванный триумф Проиграла ли Российская Империя Первую Мировую войну? Зачем Российская Империя ввязалась в…

  • Рождённые при Иге

    Недавно замечательный эстрадный певец Олег Газманов отметил 70 лет (действительно замечательный, чуть ли не лучший в современной не блещущей…

  • Путин и русская национальная политика

    Часто от русских консерваторов и националистов (не говоря уж о периодически откровенно русофобствующих т.н. "русских националистах"…

  • День рождения Русской цивилизации

    С днём Крещения Руси! С Днём рождения Русской цивилизации! Сегодня, 28 июля, отмечается день поминовения Равноапостольного Великого князя…

  • Русское чудо

    В том-то и дело, что хотя исходные позиции, благодаря Ленину, Сталину и коммунистической партии, у России и русских были действительно более чем…

  • Паразит России

    Административная карта СССР на момент его создания; сравните, что, трудами Ленина, но особенно Сталина, осталось от РСФСР уже к средине 30-х…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments