Константин Белик (konstantinus_a) wrote,
Константин Белик
konstantinus_a

Ещё про "Царя"

Два прекрасных комментария к фильму и полемике вокруг него.

Аркадий Малер:
О пороках наших либералов, не осознающих жизненной необходимости сильной катехонической державы, не чувствующих византийского великолепия Московского Царства и т.д., я могу говорить бесконечно. Ну и какой с этого толк? Ну нет у людей чувства великого государства, великой нации, а тем более, ощущения сакральности катехонической власти. Ведь если у человека нет этих чувств с детства, то никакими средствами, кроме аккуратного воспитания и образования их не привьешь.

И более того, скажу страшную вещь, – эти чувства совершенно не обязательны. Для либерала, – если мы говорим именно о либерале, а не о ком-то другом, главной ценностью является неприкосновенность человеческой личности. Ценность, вполне обусловленная Христианством, – уж куда более связанная с христианской аксиологией, чем державность и, тем более, национализм. Поэтому, изучая то же Московское Царство, либерал не видит Москвы, Кремля, Покровского собора, дорогих костюмов, всей роскоши того времени, - он видит живых людей и он знает, что этими живыми людьми правит тиран-самодур, и ничего важнее этого факта для него нет. И он имеет право на такую позицию.

Другой вопрос, что сам он не должен удивляться, если кто-то кроме этого факта видит ещё и другие аспекты, и восхищается ими, независимо от того, тиран там на троне или святой. Но если мы факты опричного террора, факт одного только убийства Московского митрополита Филиппа переживаем чуть меньше, чем восторги по поводу византийско-ренессансной роскоши того времени, то мы просто не совсем христиане, то нас можно уже сейчас любому диктатору с патриотической риторикой брать тепленькими и делать из нас что угодно, проворачивать из нас фарш для любых политических экспериментов.
http://arkadiy-maler.livejournal.com/363219.html


Мария Сенчукова:
"Царь" - не про конфликт Церкви и государственной власти. "Царь" - про конфликт мира сего (с его гордостью) и мира горнего (с его смирением). Христианское величие (именно величие!) этого фильма состоит в том, что он показывает весь трагизм монархии - как именно Богом дарованной власти: величие монархии как иконы Царствия Небесного и уродство любой ее исторической формы. Безумие государя (возможно - исторический факт) - это то, чего никакая теория, воспевающая монархию, не в состоянии предугадать. Нет защиты от дурака. И ни у одного благого намерения на земле нет "защиты от дурака". Великий царь (а в фильме четко видно, что Иоанн Васильевич - великий царь), мучимый бредом, галлюцинациями, депрессией, оказывается совершенно одинок перед наступающими силами тьмы. Уже в "Острове" Лунгин блестяще показал этот жуткий переход от болезни к одержимости: как враг овладевает человеком сначала через рассудок, ум, постепенно порабощая сердце и душу.

Может быть поэтому Лунгин вложил в уста своего царя самые чудовищные "царебожнические" идеи. И именно произнесенные главным российским юродивым - Петром Мамоновым - они вдруг раскрываются с самой страшной стороны: не ересь, а прелесть. Не заблуждение человека, а дьявольская ложь. Человек здесь - не столько преступник, сколько жертва. И единственное противостояние этой паутине - трезвый ум и непрестанная смиренная (именно смиренная! царь тоже молится, но через его: "Буди милостив ко мне, грешному", - постоянно пробивается: "Боже, дай знамение!") молитва. Трезвый, открытый Богу и человеку, ум ("Дедушка, а им больно?") и смиренная молитва (с иконой на медведя) блаженной девочки Маши и та же спокойная трезвость и непрестанная смиренная молитва митрополита Филиппа могут остановить дикую языческую казнь. Через трезвение и молитву Господь освобождает плененного митрополита от кандалов. Через трезвение и молитвы открывает ему время гибели. Трезвение и молитва позволяют святителю ответить своему убийце Малюте Скуратову на просьбу исцелить ребенка: "В монастырь тебе надо".

Еще одна важная деталь фильма: противостояния "царь - митрополит" нет вовсе (поэтому я и считаю, что конфликт власти и Церкви здесь незначим или почти не значим - это лишь фон). Царь находится в центре композиции. Царь - человек-икона, он стоит на границе мира горнего и мира сего. А миры бьются насмерть, и наивно думать, что с одной стороны только "хорошие", а с другой - только "плохие": воинство Господне - монахи - и воинство мира сего - опричники, верой и правдой служащие Царю и Отечеству (в Православии не было доминиканцев - псов Божьих, зато были псы царевы - опричники), невинное дитя - блаженная Маша - и блудливая и жестокая царица Мария Темрюковна. Наконец - честный пред Богом митрополит Филипп - и честный без Бога шут. Монахи сожжены заживо (хотя это как раз исторически неправда), опричнина, как знает образованный зритель, будет отменена в 1572 году, когда выяснится что опричное войско совершенно неэффективно, Машу убил медведь, Темрюковна - по фильму отправлена в монастырь, исторически - в тот же год странным образом скончалась, Филипп казнен за правду - шут тоже казнен и тоже за правду. Мир сей сгорает, мир горний - торжествует.

"...мужайтесь. Я победил мир".
http://mashenka-sench.livejournal.com/371874.html

Берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему. (Евангелие от Матфея 4, 7)

Tags: Лунгин, Малер, Мамонов, Православие, кино, культура, религия
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments